Депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев сообщил, что «Единая Россия» намерена в ближайшее время внести поправки в избирательное законодательство, в частности увеличив минимальную численность партий с 50 тыс. до 100 тыс. членов. Лидеры других оппозиционных партий считают такой сценарий вполне реальным. Представители «Единой России» наличие задумки по ужесточению требований к партиям отрицают.

Об очередной «фантазии Кремля» господин Соловьев сообщил, выступая на организованных ассоциацией «Голос» общественных слушаниях «Очевидное и невероятное на федеральных выборах 2007-2008: факты и свидетельства». По утверждению коммуниста, единороссы намерены еще больше ужесточить избирательное законодательство, внеся поправки в законы «О политических партиях» и «Об основных гарантиях избирательных прав…». В частности, по сведениям депутата Соловьева, минимальная численность партий (по закону только они имеют право участвовать в парламентских выборах) будет увеличена с 50 тыс. до 100 тыс. Кроме того, планируется изменить порядок формирования избирательных комиссий, заменив в них представителей партий на «широкое представительство трудовых коллективов и профсоюзов». На вопрос «Ъ», внесены ли эти поправки в Госдуму, господин Соловьев ответил, что информация о них у него от самих единороссов, а принятие поправок запланировано на конец мая—начало июня. По мнению депутата, к следующим выборам партий станет еще меньше, а изгнание из комиссий их представителей сделает избирком еще более подконтрольным властям.

В самой «Единой России» информацию коммуниста не подтверждают. «Я не слышал ничего о такой инициативе»,— сообщил «Ъ» глава центрального исполкома «Единой России» Андрей Воробьев. «Подобные вопросы не комментирую»,— заявил «Ъ» зампред думского комитета по конституционному законодательству Александр Москалец. В пресс-службе думских единороссов «Ъ» посоветовали не придавать особого значения разного рода сведениям о «Единой России», которые в последнее время в «большом количестве» распространяются оппозицией.

Напомним, что цифра 100 тыс. членов партии уже называлась в неофициальных беседах лидерами партии власти в 2005 году, когда избирательное законодательство правилось под выборы 2007-2008 годов. Существовавший тогда минимум в 10 тыс. членов единороссы сочли явно недостаточным для солидных и влиятельных партий и даже намеревались повысить его на порядок, но ограничились пятикратным увеличением до 50 тыс. Схожим образом в 2002 году единороссы подступались и к пятипроцентному барьеру, который должны преодолеть партии на парламентских выборах. Тогда отдельные депутаты предложили официальную поправку к закону «О выборах депутатов Государственной Думы», поднимавшую барьер до 12%. Однако дело ограничилось повышением до 7%.

И при действующей норме закона «О политических партиях» количество политических партий радикально сократилось. Если в 2003 году существовало более 40 партий, то в выборах 2007 года имели право участвовать только 15 партий. Остальные, в частности Республиканская партия Владимира Рыжкова, не смогли подтвердить наличие у них 50 тыс. активистов. А уже после выборов партия «Народ за демократию и Справедливость» (НДС) экс-премьера Михаила Касьянова не смогла зарегистрироваться. Представители НДС представили списки более чем 50 тыс. партийцев, однако Росрегистрация, ведающая учетом партий, изыскала в них недостоверные данные и в регистрации отказала. В настоящее время идут судебные разбирательства.

Представители оппозиционных партий уверены в том, что у «Единой России» нет никаких препятствий для повышения минимальной численности партий и проходного барьера. «Но это будет абсурд»,— заявил «Ъ» зампред партии «Яблоко» Сергей Иваненко, приведя в пример Мексику, где прошлом веке правила Институционально-революционная партия, которая продержалась у власти порядка 70 лет благодаря установленному в стране 200-тысячному минимуму для членства в партиях и 35-процентному барьеру для прохождения в парламент. Партия прекратила существование с началом экономического кризиса. При этом, по словам господина Иваненко, если «власть авторитарна и не реагирует на критику, то оппозиция у нее будет — радикальная и не реагирующая на аргументы».

Лидер СПС Никита Белых тоже не исключает, что партия власти пойдет по такому пути, при котором «политическая система России перестанет быть партийной».

Коммерсантъ