Главной неожиданностью стало почти полное отсутствие неожиданностей. Внесенные изменения в структуру правительства (подчинение руководителей федеральных служб и федеральных агентств министрам, упразднение ряда агентств, или их включение в состав министерств) свидетельствуют об отказе от реформы правительства, которую Путин проводил четыре года назад. Очевидно, что трехуровневая система федеральной исполнительной власти (министерства, службы, агентства) оказалась нежизнеспособной в условиях властной вертикали. Вертикаль не предполагает делегирования полномочий, а тем более денег, поэтому министры должны были отчитываться за деятельность неподконтрольных им служб и агентств. Да и количество чиновников не то что не уменьшилось, как это предусматривала реформа, а значительно возросло. И даже количество вице-премьеров выросло до семи, из которых сразу два – первых.

Мы были свидетелями курьезных случаев когда, например, руководитель агентства, находившегося в ведении министерства, намного более активен и известен, чем его непосредственный начальник, как это было с Михаилом Швыдким, или заместитель активнее своего начальника, как было с Олегом Митволем. Властям пора признать провал административной реформы, но делать этого не хочется. Еще бы, ведь она проводилась не в «лихие 90-е», а уже в условиях победившей суверенной демократии.

По персоналиям. Одна из самых закрытых фигур российской политики — Игорь Сечин занял пост вице-премьера, ответственного за промышленность, энергетику и экологию. На таком посту ему волей-неволей придется становиться публичным лицом. Это неожиданно.

Помощник Путина в Кремле Игорь Шувалов стал его первым заместителем в правительстве. Шувалова называли одним из кандидатов в мэры Москвы.

Полпред в Приволжском федеральном округе Александр Коновалов стал министром юстиции. О том, что Коновалов покинет полпредство, говорили давно, но прочили ему пост Генпрокурора.

Неожиданными для всех стали совсем новые фигуры в правительстве: посол во Франции Александр Авдеев, руководитель протокола Президента Игорь Щеголев, президент ЗАО «Атомстройэкспорт» Сергей Шматко (правда, говорят, что более весомым в его карьере был пост советника председателя правления Газпромбанка).

Виктор Черкесов аппаратную борьбу проиграл. Рособоронпоставка — место, скорее всего, хлебное, но все же не спецслужба, тем более, что она свою работу еще не начала и, говорят, заработает только к концу года. А во влиянии Черкесов, конечно, проиграл. Назначение Николая Патрушева Секретарем Совбеза то ли почетная пенсия, то ли значительное расширение влияния ФСБ. Все-таки роль Совбеза у нас зависит от человека, его возглавляющего, а не наоборот.

В повышении заместителя главы ФСБ Александра Бортникова ничего удивительного нет. Кстати, новый директор ФСБ родом из Перми.

Короче говоря, пока никаких особых сюрпризов, которые так любит Владимир Владимирович, я не вижу.

Живой Журнал Никиты Белых