Наступившее лето, первое лето третьего президента Медведева и дважды премьера, экс-президента Путина, обещает стать временем беспрецедентного политического затишья в России. Под «политическим затишьем» в данном случае следует понимать полное отсутствие публичного политического процесса, который практически исчерпан прошедшими «выборами».

В результате выборов в стране сформировалась новая, а точнее – косметически обновленная конфигурация власти. Все вытекающие из этого последствия – ротация кадров, возникновение и обострение аппаратной борьбы между Кремлем и Белым домом, – естественно, останутся вне поля зрения широкой общественности. Рабочие встречи президента, деловые поездки премьера и наоборот – вот и весь политический процесс. Народу «светит» лето небывалой стабильности. Если, конечно, цены на продукты питания не взлетят выше, чем прогнозирует правительство Путина.

А в это время…

А в это время внутри небольшой кучки людей, гордо именующих себя «демократическими силами России», продолжатся бурные процессы выяснения отношений, выработки стратегий, программ и планов работы. В апреле в Питере состоялось Демократическое совещание, по его итогам полным ходом идет разработка и обсуждение подробной позитивной программы, которую стремящиеся к объединению демократы намерены предложить обществу. Осенью предстоят региональные конференции по обсуждению этой программы и избранию делегатов на Съезд демократических сил, на котором заветное объединение таки должно состояться. 21–22 июня пройдет съезд партии «Яблоко». 28–29 июня в Санкт-Петербурге соберется Всероссийский гражданский конгресс, объединяющий свободную от государственного контроля и наиболее оппозиционно настроенную часть гражданского общества.

В «Союзе правых сил» во второй половине июня пройдет пять межрегиональных советов партии – в Перми, Красноярске, Ставрополе, Калининграде и Москве. На них мы планируем подвести итог продолжающейся с начала 2008 года внутрипартийной дискуссии о том, как партии жить дальше.

5 июня «Союз правых сил» обратился в Верховный суд РФ с исковым заявлением об отмене результатов выборов депутатов Государственной Думы 2 декабря 2007 года. Наши требования базируются на многочисленных фактах силового давления на СПС в ходе избирательной кампании. Напомню, что после жалобы СПС в ЦИК на незаконные действия кандидата Путина, активно использовавшего преимущества своего служебного положения президента России, правоохранительными органами была проведена масштабная спецоперация по изъятию по всей стране около 40 млн. экземпляров нашей печатной продукции, изданной официально, в полном соответствии с законодательством и предназначавшейся для разъяснения избирателям позиции СПС.

Первоначально мы планировали подавать объединенный иск с КПРФ, и юридически такой иск был бы весомее, так как коммунисты подготовили убедительный материал по другим основаниям: неравномерный доступ для партий к СМИ, явное доминирование в телеэфире одной партии, фальсификации в день выборов. Незадолго до подачи иска от КПРФ Геннадий Зюганов по телефону заверил меня в том, что Компартия поступит так, как будет эффективнее с точки зрения юристов. Однако коммунисты неожиданно решили действовать самостоятельно, снизив тем самым судебные перспективы и своего собственного, и нашего иска…

Мы надеемся на то, что Верховный суд отнесется к иску серьезно, рассмотрит все материалы и свидетельские показания. У нас нет иллюзий относительно политического итога рассмотрения. И тем не менее мы считаем важным и необходимым последовательно отстаивать законность и права избирателей, используя все правовые процедуры. Мы считаем, что суд будет иметь достаточно оснований для вынесения частных определений по отдельным эпизодам. Это важно для того, чтобы в ходе будущих избирательных кампаний все понимали, что за преступлением последует наказание.

Если все же Верховный суд РФ не отнесется к нашему иску со всей серьезностью, все материалы будут переданы в Европейский суд в Страсбурге, который уже принял к рассмотрению нашу жалобу, поданную еще осенью, в ходе избирательной кампании.

Таким образом, политический процесс в стране идет, хотя об этом мало кто знает.

Вместо «кто виноват?» и «что делать?»

Стандартная технология проектирования бизнес-процессов, а я в прошлой жизни занимался и этим, предполагает последовательное формулирование ответов на три вопроса: 1) «как есть?», 2) «как должно быть?» и 3) «как перейти из ситуации «как есть» в ситуацию «как должно быть»?».

Так вот, в оценке сегодняшней ситуации «как есть» практически едины все главные представители российского демократического движения: никаких дискуссий об этом между СПС, «Яблоком», Касьяновым, Рыжковым и Каспаровым нет. Нет весомых противоречий и в ответе на вопрос «как должно быть?». В том числе мало кто оспаривает желательность объединения демократов для построения демократии в России. Проблема, как всегда, в третьем вопросе: «как?».

Еще раз о «лихих 90-х»

Прежде чем обсуждать вопрос «как?», «Яблоко» в лице Сергея Митрохина снова предлагает обсудить еще один традиционный, вечный вопрос – «что это было?», настаивая на разборе причин затянувшегося кризиса демократического движения, естественно, обвиняя во всем Ельцина, Чубайса, Гайдара и предлагая демократам покаяться в грехах и очиститься от проклятья 90-х («НГ» от 13.05.08). Я с большим уважением отношусь к Сергею Митрохину. Кроме того, недавно объявил односторонний мораторий на публичную критику коллег и партнеров по демократическому движению. Поэтому я не буду открывать ответный огонь в сторону Сергея, но постараюсь максимально корректно высказать свои соображения о его предложении.

Считаю, что широкая общественная дискуссия о реформах 90-х и роли тех, кто их проводил, была бы крайне полезной для страны. И для науки.

Теоретически такая дискуссия, если бы она проводилась честно и открыто, могла бы развенчать миф о проваленных реформах и разваливших страну либералах. Но нужна ли такая дискуссия тем, кто сегодня управляет информационным пространством, а следовательно, и общественным мнением? Ответ очевиден. И потому предлагаемое разбирательство – это на практике путь к окончательному самоуничтожению российского демократического движения.

Во-первых, мы потеряем последних сторонников, которые ждут от нас совсем не воспоминаний о прошлом, а эффективных шагов вперед. Если мы хотим консолидации – давайте обсуждать итоги правления Путина, в оценках которого мы практически едины. Во-вторых, у нас не так много сил, чтобы тратить их на полемику между собой по любому вопросу. В-третьих, кто выиграет от осуждения реформаторов 90-х? Путин. Потому что он в общественном сознании – спаситель страны после реформ Ельцина, главный и публичный критик тех, кто – цитирую – «в 90-е годы, занимая высокие должности, действовал в ущерб обществу и государству, обслуживая интересы олигархических структур и разбазаривая национальное достояние».

Если кто-то из демократов рассчитывает встроиться в этот мейнстрим и остаться чистым, то это ему не удастся. Голос демократов в хоре обличающих Чубайса и Гайдара будет 60-м или 160-м, и, при всем моем уважении к коллегам из «Яблока», их никто не услышит. И «Яблоку» невольно придется наблюдать, как и на его знамя падают куски грязи, – они ведь тоже родом из 90-х. А защищаться от этой грязи или отмывать ее ни у кого уже нет сил. Так что волна осуждения реформаторов накроет всех демократов, и не спасется никто.

Поэтому я предлагаю… принять предложение Сергея Митрохина и вернуться к обсуждению вопроса о 90-х. Но позже, когда будет решена главная проблема – проблема отсутствия демократии в России. Кстати, одновременно неплохо было бы и коммунизм подвергнуть разбирательству, причем судебному. А то у нас уже выросло поколение тех, кто думает, что «в Советском Союзе жилось хорошо». Они даже строем ходят. Правда, не под красными знаменами, а за Путина и «Единую Россию».

Еще одним камнем преткновения для демократов является вопрос о Конституции. Многие демократы считают, что без изменения конституционного устройства системы власти в сторону парламентской республики в России не будет никакой демократии. Я не спорю, парламентская республика, возможно, более демократический вариант государственного устройства, и к нему надо стремиться. Но бесполезно обсуждать изъяны Конституции, когда и она не соблюдается. Давайте сначала восстановим ее прямое действие на территории России: упраздним цензуру, отделим ветви власти от исполнительной, восстановим федерализм, выборность губернаторов, проведем честные выборы, а уж потом будем думать о совершенствовании системы, доведении ее до более совершенных форм демократии.

Когда рак на горе свистнет?

А произойдет эта демократизация России не скоро и не сама собой. Даже если Дмитрий Медведев либерал по убеждениям, ожидать скорых и системных изменений в сторону реальной демократии было бы наивно. Некая оттепель, конечно, возможна. Но любое смягчение будет вызывать жесткое противодействие сегодняшних элит, чей моральный лидер – Владимир Путин, у которого в отличие от президента нет ограничений по сроку пребывания на посту премьер-министра и председателя правящей партии.

Вообще значительная часть демократов так ждет оттепели, что любую позитивную новость эти люди воспринимают как подтверждение их надежд. Как известно, надежды – это отложенные разочарования. Пока о возможной оттепели не говорит ничто, кроме несколько более мягкой риторики Медведева по сравнению с риторикой Путина. Но это ничего не означает. Нельзя же делать какие-то выводы об оттепели из решения суда по делу Мананы Асламазян. В противном случае из оправдания Квачкова следовало бы сделать вывод об оправдании режимом расправ над реформаторами.

Никакой оттепели нет, а если она и будет, то сама по себе не сделает выборы честными, не восстановит выборность губернаторов и так далее…

Нынешняя ситуация застоя в политической жизни – это надолго. В течение ближайших 10 лет в системе власти мало что изменится, если, конечно, не случится резкого ухудшения внешних для России факторов, например существенного падения цен на энергоносители. Но поскольку этот вариант может обернуться катастрофой для страны, для нас как патриотов он не является желательным, как и революционный демонтаж режима. Поэтому демократическое движение должно настроиться на работу вдолгую, и планы надо строить независимо от того, есть оттепель или ее нет.

Маловероятно, что парламентские выборы 2011 года будут существенно и в лучшую сторону отличаться от выборов 2007 года. Это не значит, что к ним не надо готовиться. Просто через четыре года судьба демократии снова не решится. А значит, нам нужна долгосрочная стратегия на 10–15, а может быть, и 20 лет. И эта перспектива ставит СПС и «Яблоко» перед необходимостью отказываться от краткосрочных стратегий попадания в Думу («а уж там…»). Наивно ставить перед собой задачу в ближайшие два избирательных цикла победить на выборах и прийти к власти. Мы должны участвовать в выборах с иными целями: просвещение, наращивание числа убежденных сторонников, укрепление оргструктуры демократического движения.

Мы должны честно отдавать себе отчет в том, что в своем нынешнем виде ни СПС, ни «Яблоко» не способны на такой марафонский забег. Следовательно, надо создавать то, что окажется на него способным.

Нет такой партии!

В последние годы полемика между СПС и «Яблоком» велась о том, на базе какой из партий объединяться демократам. Каждая из сторон старалась как можно громче и убедительнее бросать в массы: «Есть такая партия!» И упомянутая уже статья Сергея Митрохина пронизана все тем же пафосом. Однако в стране нет сейчас такой партии, которая могла бы объединить всех демократов. Гражданское общество России не пойдет ни за СПС, ни за «Яблоком» в их теперешнем состоянии.

В обществе уже возник спрос на альтернативную демократическую программу развития страны. Потенциал даже самой справедливой критики не безграничен. Если в рамках короткого горизонта планирования можно уповать на негативные политические стратегии, то 10 лет рассказывать о том, что режим все делает не так, невозможно. Тот, кто это делает, превращается в старого брюзжащего деда, к которому все относятся с уважением, но к которому всерьез никто не прислушивается. Есть, конечно, миллионы граждан, которые мало что знают о реальной ситуации в стране, и им надо об этом рассказывать (в этом плане очень важную работу выполняют Борис Немцов и Владимир Милов, которые подготовили экспертный доклад «Путин. Итоги» и презентуют его в разных регионах России), но просто рассказывать – мало, потому что, узнав, граждане спросят у нас: «А что вы предлагаете?»

Позитивная программа демократов должна представлять собой альтернативный, либеральный курс для страны, прописанный для всех без исключения сфер применения государственной политики. Но важно не только то, какова будет эта программа, но и то, кто будет представлять ее обществу. В устах СПС или «Яблока» любая новая программа будет вызывать недоверие, как ни прискорбно мне это осознавать. Необходим новый субъект презентации альтернативной позитивной программы. Каким он должен быть?

ДемРоссия-2

Убежден, что альтернативный, либеральный курс для страны может и должна предложить надпартийная демократическая коалиция, в которую вошли бы представители всех демократических партий, все ведущие политики демократического лагеря, значительная часть интеллектуальной элиты страны, относящая себя к числу последовательных сторонников демократии. Эта коалиция должна быть устроена на тех принципах, которые она будет проповедовать, – на принципах реальной демократии. Она должна самим своим существованием отвечать на запрос общества об объединении демократов, ибо как бы это ни набило оскомину, но запрос на объединение демократов не просто сохраняется, но уже стал первым и обязательным условием для того, чтобы общество хотя бы посмотрело в сторону демократов.

Коалиция должна четко сформулировать свое отношение к власти. Она должна объединять демократов и не заигрывать с левыми и националистами. Она должна быть демократической как по форме, так и по внутреннему содержанию.

В первых рядах демократической коалиции должны быть новые, свежие лица – соавтор экспертного доклада «Путин. Итоги» Владимир Милов, лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин, лидер питерского «Яблока» Максим Резник, член Федерального политсовета СПС Мария Гайдар, лидер СПС Красноярского края Владислав Королев или Сергей Иванов из Ленинградской области. Но новые лица должны быть не только в первых рядах. Создавать коалицию нет никакого смысла, если в ней не окажутся те, кто сегодня выступает против полицейско-бюрократического режима, но не верит ни СПС, ни «Яблоку».

Существуют как минимум три источника новых людей в демократическом движении: это возмущенный бизнес (прежде всего малый), возмущенная интеллигенция и возмущенная молодежь. Большинству этих людей не нужна «Другая Россия», не нужна революция любого цвета и запаха. Им нужны: свобода, закон, справедливый суд, безопасность, защита прав собственности, профессиональная контрактная армия, некоррумпированная, эффективная бюрократия, хорошие отношения с Западом, безвизовый въезд в Европу, эффективное здравоохранение, качественное образование для детей, ипотечное кредитование на приемлемых условиях и т.д. Эти в большинстве своем ныне беспартийные и даже не голосующие люди и есть главная социальная база демократического движения.

Отсюда главная задача демократической коалиции: просвещение, информирование, убеждение общества, причем без телевидения – посредством интернета, в существующих и специально создаваемых социальных сетях, а социальные сети – это не только интернет, но и любая система коммуникаций между конкретными людьми, например клубы, ассоциации, сообщества. Демократическое движение должно быть направлено в народ, иначе в нем нет никакого смысла.

Проблема, а может быть, одновременно и преимущество нынешней ситуации заключается в том, что при наличии очевидного запроса на объединение в обществе полностью пропала вера в его возможность. Слишком большие ожидания и надежды зачастую являются непреодолимым препятствием, и сейчас этого препятствия нет. Между тем шанс довести-таки до конца объединительный процесс сейчас вполне реален.

Ну и, наконец, по моему глубокому убеждению, демократическая коалиция должна стать партией, год за годом наращивать число сторонников и готовиться к длительной борьбе, а затем – победе на выборах и ненасильственной модернизации страны. Это единственный способ реанимации демократии в России.

Никита Юрьевич Белых — председатель федерального политического совета партии «Союз правых сил».
Статья опубликована в Независимой Газете