Денис Билунов представляет программу «300 шагов к свободе», которая может стать манифестом объединенной российской демократической оппозиции.

В интервью Deutsche Welle исполнительный директор Объединенного гражданского фронта рассказал о новой программе демократической оппозиции.

Денис Билунов считает, что оппозиции пора перейти от критики к конкретной программе позитивных преобразований в стране.

Deutsche Welle: Денис Борисович, недавно было объявлено, что у объединенной демократической оппозиции появилась программа «300 шагов к свободе». Это новая идеологическая платформа для демократов?

Денис Билунов: Это шаг к идеологически ориентированному объединению демократов. И если раньше демократическую оппозицию кто-то мог обвинить в отсутствии четкой программы, то сейчас началась дискуссия на концептуальном уровне. Началось серьезное обсуждение, идет живая полемика, и я считаю, что это очень полезно.

— Расскажите, что представляет собой новый документ?

— «300 шагов к свободе» это проект, подготовленный Владимиром Миловым. Он утвержден координационной группой, которая готовит намеченный на декабрь съезд демократических сил.

Это манифест объединенной российской демократической оппозиции, целью которой является кардинальное изменение общественно-политической и социально-экономической ситуации в стране. Все «300 шагов» разделены на пять частей. Это «Политическая реформа», «Развитие человека», «Экономика», «Россия в мире» и «Реформа системы государственного управления».

Констатируется, что власть не может сделать Россию современной, цивилизованной и демократической, терпимой, гуманной и свободной. Поэтому такой ее должны сделать российские оппозиционные демократические силы.

В документе отмечается, что оппозиция давно критикует власть за неверные действия во внутренней и внешней политике. Но теперь настало время перейти от критики к конкретной программе позитивных преобразований в нашей стране.

— О каких силах идет речь?

— Новое демократическое движение сейчас создают такие люди как Гарри Каспаров, Борис Немцов, Никита Белых, Владимир Милов, Лев Пономарев.

— Какой шаг является первоочередным в программе?

— Шаг номер один — это немедленная и безоговорочная отмена цензуры и возврат полноценной свободы слова.

Как отмечается в манифесте, общество нуждается в свободе слова для необходимого обмена мнениями о ситуации в стране и мире, контроля за деятельностью властей. Отсутствие обратной связи и бесконтрольность власти ведут к ошибкам, преступлениям, коррупции. У общества должна быть возможность воздействовать на власти, заставлять их прислушиваться к нуждам людей, корректировать ошибочную политику.

Но если в современном обществе эту функцию выполняют свободные СМИ, то сейчас в России их деятельность была практически полностью подавлена, что стало причиной тяжелых проблем страны и многочисленных ошибок властей. Программа предлагает конкретные меры, чтобы исправить эту ситуацию.

— Почему создается очередное демократическое движение? Ведь недавно была создана та же самая Национальная ассамблея.

— Если Национальная ассамблея призвана выстраивать диалог левой и правой оппозиции, то понятно, что какой-то общей программы у нее быть не может. Потому что и у левых, и у правых есть свои представления. А в программе «300 шагов к свободе» идет речь о позиционировании тех, у кого европейский выбор пути развития. Эти люди находятся внутри ОГФ, внутри «Другой России», внутри Национальной Ассамблеи.

— Вы планируете вокруг этой программы объединить демократическое движение? Какая ставится основная цель?

— Сейчас уже всем очевидно, что старые программы либеральных партий безнадежно отжили. Это программы многолетней давности. Мы собираемся консолидировать вокруг ясного набора программных тезисов сторонников демократических ценностей и европейского выбора.

Если бы у нас была нормальная политическая система, нормальный закон о партиях, то это был бы партийный проект, и это бы была программа новой демократической партии.

Но у нас, к сожалению, нет базовых демократических основ в государстве. У нас это пространство сузилось до размеров кремлевских стен. И поэтому сегодня невозможно создать новую партию. Все что шевелится и подает признаки, пусть даже и чахлые, но отличается от того, какая команда поступает из Кремля — обрубается на уровне Минюста.

Более того, даже то «кастрированное» политическое пространство, которое есть сейчас, хотят сократить. Официозный рупор кого-то из фракции «Единой России» в Государственной Думе пару недель назад уже предложил сократить количество партий до 4-5. И становится ясно, что это просто озвучен тезис, который подробно обсуждается в недрах администрации президента. Поэтому сегодня мы создаем политическое движение, так как этот формат не требует официальной государственной регистрации.

— В чем вы видите главный смысл существования Национальной ассамблеи?

— У нас в стране, как сказал спикер нижней палаты парламента Борис Грызлов, Госдума — не место для дискуссий. Смысл Национальной ассамблеи — стать местом для дискуссий. По моему убеждению, в рамках Национальной ассамблеи должны открыто обсуждаться вопросы, которые наиболее всего интересуют граждан России. Это проблемы актуальной политики, проблемы свободы слова, армии, экономического состояния, проблемы внешней политики и так далее.

Deutsche Welle