Сегодня в Москве пройдет политсовет «Союза правых сил», который, судя по всему, запустит процесс самоликвидации партии. В результате слияния обломков СПС с «Гражданской силой» М. Барщевского и ДПР А. Богданова под строгим присмотром контролеров из Кремля будет создан новый «либеральный проект». Именно такой ход событий предсказал экс-лидер СПС Никита Белых. «Я не могу в этом участвовать… просто не могу», — объяснил он причины своего ухода в прощальном письме бывшим соратникам.

Похоже, СПС и правда себя исчерпал.

Эта партия стала практической реализацией концепции «демократия сверху», которая была довольно популярна десять лет назад. Часть либеральной элиты верила, что на новую власть и нового президента можно и нужно влиять. Вокруг Путина, мол, слишком много ястребов. Но политик он при этом адекватный, ученик Собчака, практически «наш человек». И нуждается, конечно, в либеральных интеллектуалах, которые объяснят ему, что да как. В соответствии с этой логикой лидеры «правых» повели только что созданную партию на выборы-1999 под лозунгом «Путина в президенты!».

В последующие годы отношения СПС и Кремля стали холоднее. Путин как-то не очень слушал либеральных советчиков и все больше радовал ура-патриотическую общественность: то НТВ разгонит, то Ходорковского посадит. В СПС понимали, конечно, что «демократия сверху» не работает, но теплые думские кабинеты и близость к администрации помогали делать из лимона лимонад: а вот правительство налоги снизило, а вот президент за предложения по военной реформе похвалил.

Отрезвление наступило в 2003 году, когда «правым» не нашлось места в Госдуме. Все руководство партии отправилось в отставку, из рядов СПС вышла Ирина Хакамада. Не унывал разве что Анатолий Чубайс, остававшийся в обойме президента и видевший, вероятно, в этом гарантии собственной безопасности.

Соображения о том, что произошло трагическое недоразумение, и надежды на обязательное возвращение СПС в парламент позволили партии прожить еще четыре года. Чубайс подмигивал сторонникам и намекал, что Путину без лояльных либералов никак не обойтись и жизнь вот-вот наладится.

Все стало ясно в 2007-м. Путину, который возглавил список партии власти, лояльные либералы на парламентских выборах не понадобились. А вот мальчики для битья — очень даже. СПС был вынужден уйти в жесткую оппозицию и вывести сторонников на Марш несогласных. Дубина государственной пропаганды и административного ресурса сравняла партию с землей.

Это был конец. Разгромленные «правые» взглянули было с надеждой на Медведева, но война с Грузией поставила крест на разрекламированной «оттепели». Никита Белых заявил, что возможностей для сотрудничества с властью не осталось. И Анатолий Чубайс, разогнав всех по углам, засунул СПС в карман и пошел советоваться в Кремль.

В Кремле отвлеклись ненадолго от более важных дел и лениво ткнули пальцем в сторону Барщевского. Поиграйте пока, ребятки, а там видно будет, что с вами делать.
В этой истории осталось лишь поставить точку. Но точка может получиться довольно жирной и эффектной. Зависит это от людей, которые приедут на финальный съезд решать судьбу партии.
Да, региональный актив СПС (как, впрочем, и любой другой зарегистрированной партии) в основном склонен к конформизму и не готов к реальной борьбе за власть.

Но за минувшие десять лет в партии сформировалось и оппозиционное крыло, которое по очереди возглавляли Иван Стариков, Борис Немцов и, наконец, Никита Белых (никого из них в СПС уже нет). Дать бой попытке отправить партию в кремлевский желудок, чтобы она там окончательно переварилась, для них — дело чести. Москва, Воронеж, Кострома, Челябинск, Калуга наверняка приедут на съезд драться.

Федеральные аппаратчики, конечно, знают, как локализовать такой протест с помощью «партийного болота». Ответственным за то, чтобы все прошло гладко, назначен верный соратник Чубайса Леонид Гозман, получивший в СПС статус «и.о. председателя». Опыта и умения «решать вопросы» ему не занимать.

Но если у внутрипартийной оппозиции найдется буйный лидер (например, Маша Гайдар), то мало на съезде никому не покажется. Последний и решительный бой — шутка ли! Может дойти и до попытки разогнать съезд силами оппозиционных делегатов.

Есть в грядущем поглощении СПС и весьма деликатный момент, который может сыграть с лоялистами злую шутку. Создание новой партии — это деньги и ресурсы. Получат их те, кому доверят организацию партийных ячеек в регионах. Но региональный актив СПС, ГС и ДПР повсеместно пересекается, поэтому без обиженных точно не обойдется.

По достигнутым на сегодняшний день договоренностям функционерам СПС «отдают» 25 регионов, в том числе Ленинградскую область, Ставрополь, Самару, Пермский край, Башкирию и Татарстан, Иваново. Видимо, СПС отдадут и Московскую область, где будет «рулить» Борис Надеждин. Тот самый Надеждин, что когда-то вывел грозную политическую формулу «валить из страны или валить Путина!».

А вот томским руководителям СПС, например, такой чести оказано не будет, несмотря на то, что они едва не сорвали местную конференцию оппозиционного движения демократов. И как поведут себя на съезде невостребованные региональные карьеристы — вопрос открытый. При тайном голосовании они вполне способны вылить обиду на бюллетень, и итоги голосования могут стать сюрпризом для Л. Гозмана и компании.

Впрочем, даже если грядущий съезд СПС и сотворит сенсацию, отказавшись от соития с Барщевским и Богдановым, партию это не спасет. На крайний случай остается силовой вариант — обрушить на партию всю мощь прокуратуры, налоговой инспекции, Минюста и прочих любезных господ. В конце концов, закрыть партию юридически.

Это весьма неприятный сценарий, но он все равно гораздо лучше мягкого варианта бесславного поглощения.

Илья Яшин,
ЕЖ.ру