Михаил Ходорковский получил 12 суток карцера за интервью Борису Акунину в журнале Esquire. Ходорковский обвинен в незаконном получении и передаче писем через адвокатов. Защита заявила протест, писатель и редакция журнала с ней солидарны.

В четверг стало известно об очередном взыскании, наложенном на экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского, отбывающего 8-летний срок заключения. Сейчас в связи с рассмотрением нового дела против бизнесмена он содержится в Читинском СИЗО. Как сообщили «Газете.Ru» в пресс-центре Ходорковского, накануне он был помещен на 12 суток в карцер за то, что дал интервью писателю Борису Акунину (Григорию Чхартишвили).

В заявлении защиты Ходорковского, размещенном на сайте пресс-центра, отмечается, что решение о наказании осужденного принял начальник СИЗО, который посчитал, что интервью было дано в обход прописанной законом процедуры.

По сути, как пояснили «Газете.Ru» в пресс-центре, руководство изолятора обвинило Ходорковского в незаконном получении и передаче через адвокатов писем Акунину.

Таким образом, в нарушении закона были косвенно обвинены и защитники Ходорковского. «Решение начальника СИЗО заведомо и очевидно противозаконно. Уголовно-исполнительным кодексом и Правилами внутреннего распорядка запрещена передача заключенным и получение им писем помимо процедуры, установленной этими документами. Однако никаких «незаконных» писем Ходорковский не писал, не получал, то есть нарушение им этого запрета не подтверждается никакими доказательствами», – говорят адвокаты. Они напомнили: осужденный имеет право на неограниченное общение со своими защитниками, «которые, в свою очередь, могут зачитывать ему любые документы и записывать с его слов то, что считают нужным для защиты». «Все последующее лежит вне компетенции руководства СИЗо и не может быть расценено как нарушение порядка заключенным», – считают адвокаты.

Защитники полагают, что их оценка причин поведения администрации СИЗО, превратившей «наказание Ходорковского за несуществующие нарушения в канун судебных заседаний» в «недобрую традицию», «совпадает с рядом формулировок УК РФ». В связи с этим адвокаты намерены обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в Следственный комитет, а также в прокуратуру и министерство юстиции РФ с просьбой о проверке «причин целого ряда подобных подозрительных и дискриминационных действий в отношении Ходорковского».

Чхартишвили подтвердил «Газете.Ru», что с заключенным общались адвокаты, которые «по закону вправе записывать с его слов информацию». Такое общение заняло 2-3 месяца в начале лета, рассказывает писатель, сейчас общения с заключенным нет.

Интервью в Esquire стало далеко не первым, где указывалось, что оно получено при посредничестве адвокатов Ходорковского. Однако в итоге именно оно привлекло внимание администрации СИЗО. Защита связывает такую реакцию с приближением срока рассмотрения кассационной жалобы на отказ Ингодинского районного суда в условно-досрочном освобождении ее подзащитного.

Кассация назначена на 15 октября. В августе Ингодинский суд отказал Ходорковскому в УДО из-за наличия у него непогашенного взыскания и уклонение от освоения профессии «швеи-мотористки» во время отбывания наказания в колонии. В Ингодинский суд Ходорковский тоже приезжал из карцера: за день до начала слушаний ему объявили взыскание за отказ перечислить начальнику СИЗО осужденных, находящихся с ним в камере, а также за якобы грязную крышку бачка с питьевой водой.

Впрочем, тогда представитель прокуратуры отказался использовать «свежие» взыскания против Ходорковского, обойдясь старым – за «швею-мотористку».

Интервью Ходорковского вышло в Esquire 3 октября. Во вступлении писатель объясняет, что диалог шел в «эпистолярном жанре». В беседе Ходорковский размышляет, что чувствовал перед арестом, жалеет ли он, что остался в России и сдался в руки правосудия. О том, что предшествовало всему этому, и как он вместе со своими единомышленниками продвигал антикоррупционные поправки в российское законодательство. Бывший бизнесмен рассказал Акунину о своих близких, об отношении к вере и богу, почему демократия лучше, чем диктатура.

Филипп Бахтин, главред Esquire, рассказал «Газете.Ru», что инициатива взять интервью исходила от журнала, но организацией процесса ведал только Акунин. К журналу после опубликования интервью органы интереса не проявляли, отметил Бахтин. Популярность октябрьского номера пока неизвестна, говорит редактор, станет ясно через несколько месяцев.

«Что скажешь, сволочи», – прокомментировал известие о карцере Бахтин. «Элементарная низость, совершенная к тому же в день золотой свадьбы родителей Ходорковского», – сказал Акунин.

«Ходорковский в интервью допустил, что возможно сотрудничать с нынешней властью, вот ответ на его прекраснодушие», – говорит Акунин. «Но он был готов к такому повороту», – добавляет писатель.

Газета.ру