Владимир Кара-Мурза Учредительный съезд движения «Солидарность», прошедший 12-13 декабря, стал событием, сравнимым по значимости с учредительным съездом Конституционно-демократической партии (12-18 октября 1905 г.) и учредительным съездом блока «Демократическая Россия» (20-21 января 1990 г.) Впервые за почти два десятилетия в нашей стране появилась демократическая организация, имеющая право называться объединенной.

В рядах «Солидарности» есть легендарные диссиденты (Владимир Буковский, Александр Подрабинек), лидеры и идеологи бывшего СПС, отказавшиеся идти на сговор с чекистским режимом (Борис Немцов, Владимир Милов), региональные лидеры «Яблока» (Максим Резник, Татьяна Котляр), руководство Объединенного гражданского фронта (Гарри Каспаров, Ольга Курносова), члены президиума Российского народно-демократического союза (Иван Стариков, Юлия Малышева), а главное — беспартийные молодые демократы, не находившие для себя места в прежних политических структурах, но готовые к активной общественной деятельности.

Создав фальш-проект «Правое дело», Кремль оказал «Солидарности» большую услугу. Теперь мы точно знаем: в наших рядах только те, кто не продает свои убеждения за пару-тройку мест в марионеточной Думе.

У «Солидарности» не будет регистрационного штампа путинского минюста, доступа к подцензурному телеэфиру или возможности участвовать в том, что мы по привычке называем «парламентскими выборами». Но у нас есть то, чего нет и не может быть у массовки, которую свозят автобусами на верноподданические митинги. В наших рядах — искренние, неравнодушные, мыслящие люди, готовые выходить на демонстрации, даже зная, что их ждут дубинки ОМОНа, готовые, как год назад в Москве, часами стоять на морозе, чтобы поставить подпись в поддержку Владимира Буковского и сказать этой власти: «Мы — граждане, а не послушное стадо». Именно такие люди, а не приспособленцы, двигают вперед историю.

Нам говорят, что нас мало, что в наших рядах — не миллионы, а тысячи. Но тех, кто в августе 1968-го вышел на Красную площадь, протестуя против вторжения в Чехословакию, вообще было семеро. И эти семь человек спасли честь всей остальной страны. Недавно на церемонии по случаю 40-летия пражских событий один чешский дипломат сказал мне, что в тот момент, когда эти семеро вышли на Красную площадь, чехи поняли, что на них напал коммунистический режим, но вовсе не Россия.

Нам говорят, что у нас нет шансов. Но у истории — своя логика, она не обращает особого внимания на регистрационные печати или пропуска на Старую площадь. В январе 1989 года Вацлав Гавел был арестован чехословацкой госбезопасностью и посажен в тюрьму за антиправительственную деятельность. В декабре того же 1989 года Вацлав Гавел стал президентом свободной Чехословакии.

Как говорили Владимир Буковский и его товарищи, сидевшие в брежневских лагерях: «Ночь темнее всего перед рассветом».

Автор — историк, публицист, член федерального политсовета Объединенного демократического движения «Солидарность»