Иван Стариков ПРЕДЛОЖЕНИЯ

По краткосрочным, среднесрочным и долгосрочным перспективам развития агропромышленного комплекса России.

Введение.
Несмотря на ряд мер, предпринятых правительством Российской Федерации, в числе которых следует рассматривать и реализацию приоритетного национального проекта: «Развитие АПК», преодолеть затяжной кризис в сельском хозяйстве страны не удается. На наш взгляд, основная проблема текущей аграрной политики – это вовсе не недостаток денег, а их неправильное использование.

Так, затраты на выполнение национального проекта, в основной своей части — 60% запланированных расходов – это передача бюджетных средств государственным корпорациям–монополистам.
Искусственная монополизация рынков материально-технических и финансовых ресурсов для сельского хозяйства, серьезно тормозит их нормальное развитие и негативно влияет на условия доступа основной части сельхозпроизводителей к этим ресурсам.

Последняя сельскохозяйственная перепись показала, что 27% от общей численности населения составляют сельские жители, и это – всегда активно голосующая социальная группа.

Рассматривая уровень доходов в нижних децильных группах среди работоспособного населения, мы видим, что их состав — это, в основном, жители сельских территорий.

Село погружается в бедность, выходить из которой будет чрезвычайно трудно. И в последующем, это станет препятствием для дальнейшего роста и в других отраслях экономики.

Очевидно, что для выхода из системного кризиса, необходим комплекс взаимоувязанных, системных мер:

В краткосрочной перспективе даже небольшие финансовые ресурсы и организационные усилия позволят остановить сползание села в бедность и масштабную безработицу.

Среднесрочная задача — увеличение товарности сельскохозяйственного производства в личных подворьях, посредством мобилизации оставшихся от колхозно-совхозной системы, деградирующих производственных мощностей.

При этом, меры предпринимаемые государством по увеличению платежеспособного спроса на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие, безусловно, окажут положительное влияние и в краткосрочной, и в среднесрочной перспективах. Так как помогают решить одну из главных проблем сектора – проблему сбыта.

Решения проблем долгосрочной перспективы лежат за пределами тактических задач отрасли. Они связаны с устойчивыми трендами на мировых аграрных рынках, предстоящим вступлением России в ВТО и необходимостью изменений в традиционной и ущербной структуре российского экспорта.

1. Краткосрочные меры.

Мероприятия, предусмотренные в этой части, предполагают заметные экономические и социальные сдвиги в течение 3 лет.

Сельскохозяйственная кооперация.

Сегодня в стране около 40% молока, 60-65 % свинины и говядины, 90% картофеля, овощей и плодов производится в 10 миллионах личных подворий, и более чем 40 миллионами садоводов и огородников. За редким исключением это – низкотоварный, малопроизводительный труд, позволяющий большинству сельских жителей обеспечивать себя и продуктами питания и получать дополнительные доходы для удовлетворения первоочередных бытовых и жизненных потребностей. Для горожан – это источник плодовоовощной продукции.

Традиционно среднее подворье представляет собой от 3 до 9 голов крупного рогатого скота, 4-6 свиней и около 40 куриц, гусей или уток, в зависимости от региона.

Резервы роста в этой нише практически исчерпаны. Это в значительной степени объясняются отсутствием доступа большинства личных подворий к продуктовым рынкам городских поселений и крупных городов.
Многочисленные сезонные перекупщики, появляющиеся в селах и деревнях в период массовой уборки картофеля, плодов и овощей, забоя скота и птицы, как правило, закупают это по заниженным ценам, порождая в сельских территориях атмосферу апатии и безысходности, лишая стимулов к дальнейшему расширению производства. Подтверждением этого факта является начавшееся уменьшение производства в личных подсобных хозяйствах.

Социально-психологическая причина такого поведения очевидна: скупщик – это временщик, не понимающий специфики сельского труда и быта. Сельское хозяйство – это не только сектор экономики и отрасль народного хозяйства, это еще и сфера жизни людей, с их бытом, традициями и привычками.
Одна только деталь в технологии производства молока: между появлением на свет телочки и временем, когда она станет коровой и даст первую товарную продукцию то есть начнет окупать вложенные затраты, проходит 27 месяцев! А если по той или иной причине производство молока окажется нерентабельным, единственное решение проблемы – забой животного. А вот на то, чтобы забить корову, даже в условиях подворья требуется всего три часа.

Очевидно, что повышение доходности, создание дополнительных мотиваций для производителей заключается в возможности сбыта выращенной продукции по справедливой цене. Решить эту задачу можно только через восстановление на рыночных принципах сельскохозяйственной кооперации. Государство должно через пакет организационно-правовых и материально-технических мер, в лице органов власти всех уровней, особенно органов местного самоуправления – сельских администраций, стимулировать создание сети заготовительных контор и пунктов в деревнях, селах, а также в садоводческих товариществах.
В каждом селе обязательно найдется предприимчивый человек, семья, готовые организовать эту работу. В течение нескольких лет будут созданы условия для начала мощного роста кооперативного движения. Оно быстро организационно оформится и поставит вопрос о выделении земельных участков-площадок для строительства современных продовольственных рынков в непосредственной близости от городов и рабочих поселков. Собственниками этих рынков будут союзы потребительских и сбытовых кооперативов. На таких рынках крайне затруднены ценовые сговоры. Цены на сельскохозяйственную продукцию и сырье устанавливаются в результате свободной рыночной конкуренции, а значит, будут справедливы. Безусловно, на первом этапе организации и становления таких рынков, необходимо внимание к этому процессу местных органов власти и правоохранителей.

2. Среднесрочные меры.

Меры этого порядка потребуют бюджета расширенного правительства (федеральный и региональный), сопоставимого с текущим годовым объемом поддержки сектора. Эти меры будут стимулировать восстановительный рост, увеличение товарности, экономической эффективности, и дадут положительные результаты в пределах 3-5 лет.

Села и деревни Дальнего Востока, Сибири, Урала, Центральной черноземной и нечерноземной зон представляют собой пространственно изолированные социумы, пронизанные кровными, дружескими, формальными и неформальными связями. Слабая, неразвитая дорожная инфраструктура, отсутствие современных телекоммуникационных сетей, являются серьезным препятствием для горизонтальной мобильности сельских жителей. Отсутствие отвечающих современным требованиям предложений в сфере образования и услуг, закрывает пути вертикальной мобильности для сельской молодежи. Это, с одной стороны, стимулирует отток молодежи из деревни, ограничивает предложение на рынке труда в сельском хозяйстве — деревня стареет. С другой стороны, отсутствие предложений в сфере услуг не связанных непосредственно с сельхозработами, усугубляет для молодежи проблему безработицы.

Проведенная во второй сфере АПК (колхозы и совхозы) бесплатная приватизация, с точки зрения социальной справедливости была почти безупречной. Около двенадцати миллионов граждан получили равноценные земельные доли и имущественные паи, рассчитанные исходя из уровня заработной платы и трудового стажа.

Однако, приватизация, состоявшаяся де-юре, де-факто ограничивалась калиткой личного подворья. За редким исключением, жители деревни не почувствовали себя собственниками бывших совхозов и колхозов. Поэтому поддержка из федерального и региональных бюджетов, получаемая либо в виде натуроплаты за аренду земельных долей, либо путем «ночного перевоза», была наиболее эффективна в частных подворьях.
Радикально сократив долю животноводства (особенно крупно-рогатого скота) в структуре своих производств, сельскохозяйственные предприятия, в значительной части стали предприятиями по обслуживанию личных подсобных хозяйств.

В деревнях сегодня — огромное количество пустующих, полуразрушенных животноводческих помещений. Как правило, это – типовые коровники вместимостью 200 голов и выше, откормочные площадки легкого типа и т.д. Очевидно, возникла экономическая и производственная необходимость стимулировать перемещение поголовье из личных подворий в животноводческие помещения, в которых возможен более высокий уровень механизации.

Управлениям сельского хозяйства на уровне субъектов и районных администраций необходимо провести инвентаризацию этих животноводческих помещений.

На основе полученных данных разработать систему мер, которая предусматривала бы за счет государственного бюджета:
— восстановление заброшенных животноводческих помещений, молоко-блоков, пунктов забоя и рефрижераторных установок;
— в случае необходимости, доукомплектования поголовьем до полной загрузки восстанавливаемых помещений;
— приобретение и монтаж оборудования для механизации трудоемких процессов.
— приобретение необходимого транспорта и сельскохозяйственной техники.

Безусловно, в решении этой задачи не может быть шаблонных подходов. Делать это необходимо чрезвычайно деликатно и осторожно, на условиях полной добровольности, с учетом местных особенностей.

Только при этих условиях можно принимать решение о выделении государственных средств. Ключевую роль в этом процессе должны играть поселковые администрации. На сходах граждан необходимо будет донести до сельских жителей условия предлагаемого государством партнерства.

Успешная реализация этих среднесрочных задач повысит товарность сельскохозяйственного производства на уровне небольших хозяйств, обеспечит быстрый восстановительный рост, и приватизация во второй сфере АПК станет таковой де-факто.

Проблема занятости.

Решение задач этого уровня лежит, прежде всего, в сфере услуг, связанных и с сельскохозяйственным производством и с деревенским бытом. Огромная роль здесь должна быть отведена обучающим программам:
— подготовка специалистов в области материально-технического обеспечения, сервисного обслуживания сельскохозяйственной техники, машин и механизмов, ветеринарных услуг;
— подготовка специалистов в области бытовых услуг: парикмахеров, мастеров по ремонту теле- и радиоаппаратуры, обуви, пошивочных ателье, общественного транспорта и прочих.

Повышение платежеспособного спроса.

Как указывалось выше, кроме производственных проблем отрасли, весьма остро стоит задача обеспечения гарантированного сбыта. Решение правительства о введении продовольственных талонов (food stamps) для 13 миллионов наименее обеспеченных граждан в условиях стремительного роста цен на основные продукты питания является своевременным и обоснованным. В качестве одной из исходных баз получения таких талонов, могли бы стать списки граждан, получающих субсидии на жилищно-коммунальные услуги.

Следует также оценить продовольственные нужды государства: силовых структур, пенитенциарных учреждений, органов социального обеспечения и опеки. Исходя из уровня гастроэнтерологических заболеваний детей школьного возраста, в стране назрела необходимость внедрения программы «школьные завтраки». Суммируя эти федеральные и региональные потребности в продовольствии, мы видим, что около 35 % производимых в стране продовольствия и сырья, могут быть обеспечены гарантированным спросом со стороны государства. Необходим законодательный запрет на закупку сырья и продовольствия для государственных нужд у зарубежных производителей.

Таким образом, набор предлагаемых краткосрочных и среднесрочных мер, касающихся сфер производства, сбыта и занятости, должен быть оформлен пакетом нормативных актов: федеральными законами, указами Президента, постановлениями правительства, администрациями субъектов РФ, решениями сельских и поселковых администраций.

Успех этой работы в значительной мере будет зависеть от заинтересованного диалога государства с отраслевыми союзами, ассоциациями производителей и потребителей и другими институтами гражданского общества.

3. Долгосрочные меры.

Осуществление этих мер, в большей степени касается сценариев развития трендов на глобальных продовольственных и энергетических рынках. Площадь земель сельскохозяйственного назначения и их относительная дешевизна являются главным объективным конкурентным преимуществом России в реализации этих сценариев. Эффект от применения этих мер лежит за пределами семилетнего цикла.
В структуре мирового сельскохозяйственного производства сегодня, очевидно, существует несколько направлений, являющихся наиболее перспективными для его развития. Одним из таких направлений является органическое земледелие. За последние пять лет сектор производства и потребления экологически чистых продуктов развивался наиболее динамично. По нашим оценкам, за исключением сферы информационных технологий, ни одна другая отрасль не развивалась так быстро. Экологически чистое, натуральное сельское хозяйство – это, прежде всего, экстенсивное сельское хозяйство, которое характеризуется ограничением или полным запретом на применение средств химизации, стимуляторов роста, биологически активных веществ, трансгенных и генетически модифицированных сортов сельскохозяйственных растений и пород сельскохозяйственных животных.

В странах Европейского Союза, имеющих современное эффективное сельскохозяйственное производство, явно наметилась тенденция стимулирования этого направления, которое позволяет решать как ряд политических задач (вопросы экологии), так и экономических (ограничение производства). Брюссель в последние десять лет значительно увеличил субсидии, выделяемые именно для органического ландшафтного земледелия, которое кардинальным образом меняет облик сельских территорий.

В России органическое сельскохозяйственное земледелие имеет ряд предпосылок, как внутренних, так и внешних, для его динамичного развития в долгосрочной перспективе:
— во-первых, это – огромный ресурс: 406 миллионов гектаров земель сельскохозяйственного назначения и их относительно невысокую стоимость, как основного средства производства;
— во-вторых, доставшееся в наследство от советской системы крупноконтурное земледелие, позволяющее внедрять технологии органического сельского хозяйства, не согласуя технологические приемы с широким кругом собственников и производителей;
— в-третьих, из-за неизбежного кризиса в условиях транзитных экономик, в России было существенно ограничено применение средств химизации. Так, например, применение минеральных удобрений с начала реформ, сократилось почти в десять раз. Это, в свою очередь, упрощает систему международной сертификации органического земледелия.

Предстоящее вступление России в ВТО неизбежно повлечет за собой уменьшение протекционистских возможностей по тарифной и нетарифной защите отечественных производителей. Поэтому органическое сельское хозяйство, экологическое – ландшафтное земледелие, позволяют предложить востребованный как на внешнем, так и на внутреннем рынке конкурентный продукт. Если этот тренд развития мирового сельского хозяйства будет устойчивым, в ближайшие двадцать лет, то у России в силу неоспоримых конкурентных преимуществ, о которых было сказано ранее, есть реальная возможность претендовать на 10-12% объемов мирового производства органических продуктов. И позиция России в переговорном процессе вступления в ВТО, должна исходить в том числе, из интересов защиты этого экспортного потенциала национального сельского хозяйства.

В долгосрочной перспективе это позволит:
— кардинально поменять традиционного ущербного сырьевого экспорта;
— уменьшить тотальную зависимость от мировой конъюнктуры цен на энергоносители;
— выйти на глобальные рынки с возобновляемым, в отличие от газа и нефти ресурсом;
— экспортировать товары с высоким уровнем добавленной стоимости.

Сырье для моторного топлива.

Как только цена на нефть превысила $46 за баррель, заниматься производством моторного топлива и сырья стало экономически целесообразно. Помимо чисто экономических и экологических (уменьшается токсичность выхлопов), имеются и политические причины. Ряд стран Западной Европы, Израиль, США, приняли правительственные программы, стимулирующие переход на топливо, производимое из растительного сырья, стремясь уменьшить свою зависимость от стран-экспортеров углеводородов, прежде всего от арабских стран Ближнего Востока, Латиноамериканских режимов и от России. К сожалению, в Российской федерации пока не выпускают в промышленных масштабах ни биоэтанол, ни биодизель. Хотя, для их производства имеется огромный потенциал, в виде 37 миллионов гектар пашни, выведенных в последние 15 лет из оборота. По-видимому, для нашей страны, обладающей значительными запасами углеводородных ресурсов, проблема использования альтернативных источников энергии и сырья, для моторного топлива не является первоочередной. И скорее лежит в плоскости экологии, нежели экономики. Однако, время диктует свое, и нужно успеть занять свою нишу на этом стремительно формирующемся рынке.

Изменение структуры потребления.

Стремительный рост цен в мире на продовольствие объясняется не только использованием больших площадей земель сельскохозяйственного назначения не для производства продовольствия, а как было сказано выше, в качестве источника сырья для моторного топлива. Однако, имеется еще один существенный фактор изменения структуры потребления продовольствия в таких огромных растущих экономиках, как Индия и Китай в сторону белков животного происхождения, позволяет с уверенностью говорить о сохранении этого роста в ближайшие десятилетия. И у России, с учетом ее геополитического положения и истории межгосударственных отношений с ними, здесь так же есть перспективы.

Предложенный обзор, безусловно, не претендует на всеохватность и полноту освещения задач, стоящих перед этим важнейшим сектором национальной экономики. Скорее, это – постановка проблемы. Но не надо иллюзий, их все равно придется решать. Иначе будет поздно. И страна, в недалеком будущем, может оказаться на обочине прогресса, что в свою очередь, приведет к ослаблению политических и экономических позиций России в мировом сообществе.

Член Бюро политсовета движения «Солидарность», научный руководитель Школы экономики земельных рынков Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, кандидат экономических наук

Иван Стариков