Газовая труба Почти трехнедельный газовый конфликт между Россией и Украиной вроде бы завершился. Кризис, оставивший без российского газа пол-Европы и превратившийся в крупнейший энергетический конфликт со времен арабского нефтяного эмбарго Запада в 1970-е, привел к прямым потерям выручки «Газпрома» в размере не менее $2 млрд (стоимость газа, не поставленного в Европу и на Украину), потерям бюджета только по недобранным экспортным пошлинам в объеме свыше $700 млн. Гораздо важнее репутационные потери: даже Международное энергетическое агентство, наиболее авторитетная международная организация в области энергетики, отметило неприемлемость действий России и подвергло сомнению статус нашей страны как надежного поставщика энергоресурсов.

Стоила ли газовая игра свеч? Что получила Россия в сухом остатке? В какие последствия выльется новогодний газовый конфликт с Украиной?

Туманное соглашение

Детали нового газового соглашения между Россией и Украиной, заключенного в Москве в минувший уикенд, ясны не полностью. Понятно одно: вместо жесткой фиксированной цены газа для Украины на весь 2009 год на уровне свыше $400 (везде далее цены на газ указаны за 1000 куб. м), на чем настаивал «Газпром», Украина получила плавающую привязку к европейским газовым котировкам, которые будут стремительно снижаться вслед за мировыми ценами на нефть. Остальное — туман: поквартальная разбивка объемов поставок пока не разглашается, и с учетом того, что Украина накопила около 17 млрд куб. м газа в собственных хранилищах, увеличила месячную добычу газа на 50%, а цены на мазут падают, страна может вообще обойтись без покупки дорогого российского газа в I квартале и даже первом полугодии 2009 г.

Зато к концу 2009 г. цена на газ для Украины может упасть ниже $150. А вот для «Газпрома» начиная с 2010 г. предусмотрен выход на «европейский» уровень транзитного тарифа на газ. Что это за уровень — остается загадкой: премьер Путин называет цифру в $3,4 за прокачку 1000 куб. м на 100 км, украинские политики — $8-10. Разброс в уровне ставок на транспортировку газа в Европе велик, а юридических механизмов добиться справедливой ставки транзита у России нет: в отличие от Украины договор к Энергетической хартии наша страна не ратифицировала и международное право защитить свои позиции нам не поможет. Вот уж простор для креатива со стороны украинских политиков.

В итоге получается, что Украина вместо фиксированной среднегодовой цены, на которой настаивал «Газпром», добилась корректировки цен на газ в соответствии с падающей ценой на нефть. Поэтому украинцы имеют все шансы получить среднегодовую цену газа на уровне около $200 и открыли себе дорогу для неограниченного повышения транзитной ставки для «Газпрома».

За такие результаты «Газпром» бился ценой полного прекращения поставок газа на Украину и в Европу? И это на фоне заявления Путина, сделанного 8 января на встрече с журналистами, о том, что средняя цена закупок Россией среднеазиатского газа в 2009 г. составит $340. Кто и на каком основании подписался на такую цену газа, зная, что цены на газ в Европе к середине года упадут ниже $300? Столь высокая цена на среднеазиатский газ, по нашему мнению, свидетельство высочайшего непрофессионализма Путина и руководства «Газпрома» в вопросах газовой коммерции.

Неизмеримые потери

Наиболее драматическими, однако, выглядят не текущие, а стратегические потери России и «Газпрома». Мир получил возможность убедиться, что в борьбе за свои политические и коммерческие интересы нынешняя Россия не остановится ни перед чем и готова брать в заложники всю Европу. Характерно, что от перебоев в газовых поставках сильнее всего пострадали страны, занимавшие наиболее пророссийские позиции внутри ЕС, — Греция, Болгария, Венгрия, Словакия, Италия, Австрия, Германия. В значительной мере они наказаны за поддержку России, причем самой Россией.

Такое циничное поведение Путина в отношении собственных союзников, несомненно, станет уроком для всех, кто захочет поддерживать Россию в будущем: у европейских политиков, отстаивающих линию на более тесное сотрудничество с Россией «в обмен на газ», поубавится аргументов. Путин не сможет объяснить миру, что «во всем виновата Украина», — европейским соседям, перед которыми «Газпром» имеет контрактные обязательства, нет дела до поиска правых и виноватых в сваре на коммунальной кухне между опостылевшими друг другу бывшими супругами.

Перспектива будущей потери рынков в результате утраты доверия к надежности газовых поставок «Газпрома» приобретает реальные черты. Природный газ в Европе в последние годы активно вытеснялся углем — не исключено, что ради уменьшения зависимости от ненадежного «Газпрома» европейская энергетическая политика, забыв о борьбе с изменениями климата, пойдет именно по этому пути. Будут активнее прорабатываться альтернативные источники поставок газа — например, новые перспективы в состоянии открыться перед обходящим Россию газопроводом Nabucco: главный потенциальный источник газа, Иран, может стать более доступным для европейцев из-за вероятного смягчения политики в отношении его со стороны администрации Барака Обамы. Правительство Хорватии в ответ на украино-российский газовый кризис объявило об ускорении строительства терминала по приему сжиженного газа Adria LNG, который может потеснить «Газпром» на газовом рынке Балкан, тоже пострадавшем от кризиса, проекты строительства терминалов СПГ прорабатывают Польша, Литва и Румыния.

Брутальные методы «Газпрома» на газовом рынке СНГ уже привели к сокращению продаж российского газа: в 2007 г. объемы газового экспорта в СНГ упали на 4,5%, а за 11 месяцев 2008 г., по данным ФТС, — на 5%. От покупок нашего газа почти полностью отказались Грузия и Азербайджан. На Украину в этом году будет поставлено только 40 млрд куб. м против 75 млрд еще три года назад.

Потеря рынков может стать печальным для интересов нашей страны, но закономерным итогом действий российского руководства и «Газпрома». Новые проекты по расширению поставок газа в Европу будут свернуты, старые рынки станут переориентироваться на альтернативные источники энергии, при этом эфемерность надежд на переориентацию газовых поставок на Китай становится все очевиднее. Китайцы не готовы покупать российский газ задорого. Долгосрочный эффект от российско-украинского газового конфликта надолго определит отношение к России как поставщику энергоресурсов — увы, негативное.

Все могло быть по-другому

Можно ли было не доводить ситуацию в российско-украинских газовых отношениях до крайних мер — отключения газа и прекращения газоснабжения европейских потребителей? Безусловно, да. Договориться с Украиной о цене поставок газа на 2009 г. в коридоре $200-250 было вполне возможным еще до Нового года — в итоге, по новым соглашениям, среднегодовая цена поставок может сложиться именно такой. Можно было уменьшить поставки газа Украине с 1 января, использовать временную схему поставок, но полностью отключать газ, ставя под удар европейский транзит, было недопустимым. Нельзя было и подписываться на неприемлемые условия покупки центральноазиатского газа по $340.

Ни в коем случае нельзя было доводить дело до полного отключения газового транзита через Украину («Газпром» признал в пресс-релизе от 7 января, что пошел на полное прекращение подачи транзитного газа по своей инициативе). Относительно незначительные потери России от спорных объемов газа на технологические нужды никак не могли служить достаточным оправданием для полного прекращения транзита, а возобновление транзита с 12 января в неполном объеме (99 млн куб. м в сутки вместо 300) вообще не имеет разумных объяснений.

Мы считаем, что в ходе газового конфликта с Украиной премьер Путин еще раз доказал, что он никудышный коммерсант и безответственный политик, готовый поставить под удар отношения с европейскими партнерами и репутацию России как надежного поставщика энергоресурсов. Прямой экономический ущерб, нанесенный нашей стране газовым конфликтом с Украиной, — совсем некстати сейчас, в это непростое кризисное время.

Оригинал статьи — в газете «Ведомости»