Денис Билунов

В интервью Deutsche Welle один из организаторов «Маршей несогласных» заявил, что раздражение общества от топорных действий властей будет только нарастать.

По мнению исполнительного директора движения «Солидарность» Дениса Билунова, письмо ГУВД Москвы в адрес Высшей школы экономики с рекомендацией отчислить «неблагонадежных» студентов вызвало единодушную негативную реакцию в обществе.

Deutsche Welle: Недавно стало известно, что руководитель Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов получил письмо ГУВД Москвы, в котором ректору настоятельно рекомендовали избавиться от четверых неблагонадежных в политическом смысле студентов. Неблагонадежность, по мнению, милиционеров, выражалась в участии молодых людей в прошлогоднем декабрьском «Марше несогласных». С чем связаны такие действия силовиков?
Денис Билунов: Это на самом деле явление не новое. По всей России систематически правоохранительные органы обращаются в вузы с требовательной рекомендацией принять меры вплоть до исключения к студентам, которые являются членами запрещенной партии национал-большевиков. Это практика уже более чем двухлетняя, и она шлейфом задевает активистов и других организаций.

По Москве, я думаю, что Высшая школа экономики отнюдь не является исключением, и письма подобного рода были направлены в другие вузы. Честь и хвала руководству Высшей школы экономики, что она сделала этот документ достоянием гласности. Потому что я думаю, что в других вузах предпочли последовать этим рекомендациям, либо не следовать, но и не выносить, что говориться, сор из избы. Это важный гражданский поступок руководства Высшей школы экономики, потому что мы видим, что этот факт задел общественное мнение.

И я хочу отметить еще одно обстоятельство, которое делает эту ситуацию исключительной. Студенты, о которых идет речь, не являются активистами оппозиционных организаций. Они просто пришли на заявленное мероприятие.

— Но в прессе фамилии этих студентов не прозвучали…
— Я знаю эти фамилии, именно потому, что они не являются активистами оппозиционных организаций. И когда вся эта ситуация началась, они предпочли сохранять инкогнито. Они вполне обосновано сочли, что для них эта история еще не закончена, и проблемы у них могут еще возникнуть. Если бы это были активисты оппозиционных организаций, например, «Обороны» или ОГФ, или других организаций, то эти люди для себя уже выбор сделали, и они публичности не боятся. Они бы, конечно, сами бы первыми заявили, что это произошло. А в этой ситуации как раз идет речь о тех, кто, может быть, в первый для себя раз решил отчасти даже из любопытства прийти на уличные мероприятия оппозиции, и вот так сразу попали в такой переплет.

— Может, это такой предупредительный сигнал для студентов — не участвуйте в оппозиционных акциях, иначе лишитесь карьеры или места в вузе?
— Короткая история «Маршей несогласных» показывает, что власть избрала тактику такого шумного подавления маршей. Специально это показывают по Первому каналу и так далее. И часть людей говорит, зачем вы рекламируете «Марш несогласных»? Но логика власти здесь очевидна. Они хотят показать, что выступления будут жестко подавляться. И это послание они хотят донести до как можно большего числа людей. И какое-то время они, может быть, были и правы. Пока были, так называемые, тучные 2007 и 2008 годы. Они были благополучными, и на протестные акции выходили только политически активные граждане.

К сожалению, их число было не велико. Сейчас ситуация меняется. Недовольство официальным курсом растет. И если даже на ближайшую акцию оппозиции многие студенты, узнав об этом факте, побоятся прийти, то в любом случае раздражение подобными действиями в отношении их коллег и в отношении оппозиции будет усиливаться. Такая политика особенно сейчас приведет власть в тупик. Сам по себе резонанс от этого письма, с которого мы начали разговор, просто не оставляет никакой другой интерпретации. Люди, которые об этом узнают, все возмущены.

— В условиях экономического кризиса происходит рост общественного недовольства, что расширяет социальную базу российской оппозиции. Не занимают ли сегодня российские оппозиционеры позицию, чем хуже, тем лучше?
— За всех мне трудно отвечать. Но все-таки ОГФ и недавно созданное демократическое движение «Солидарность» выступают как раз за то, чтобы выработать конструктивные меры по выходу из кризиса и вывести страну из этого страшного пике, в которое мы вошли. Но надо отчетливо понимать, что, когда мы говорим о конструктивных мерах, речь не идет о каких-то подсказках режиму. Смысл этой позиции заключается в том, что система так себя сама выстроила, что никакие разумные меры она сама принять не в состоянии. И для того, чтобы начать принимать разумные меры, надо изменить саму систему. Для того, чтобы продемонстрировать свой потенциал, представителями оппозиции как раз и пишутся такие развернутые программы, как «300 шагов к свободе». Это делается для того, чтобы показать, что люди, которые состоят в демократической оппозиции, имеют профессиональный развернутый взгляд, на то как решать проблемы, стоящие пред страной.

Беседовал Владимир Сергеев, Deutsche Welle