Борис Немцов в Сочи Публичная полемика внутри одной партии, как правило, хороший знак: она говорит о зрелости и открытости политической организации. По таким вопросам, как выработка программных принципов или отношение к выборам, полемика, ведущаяся, понятно, в уважительном тоне, необходима. Партия, особенно демократическая, не казармы — в ней не может быть единомыслия.

Но одно дело, когда речь идет о столкновении взглядов, идей, интерпретаций. И совсем другое — когда фактам и здравому смыслу одной стороны противопостовляются оскорбления и передергивания другой. Увы, именно так выглядит спор представителей федерального руководства партии «Яблоко» Сергея Ковалева и Виктора Шейниса с главой партийного отделения на Кубани Владимиром Рахно по поводу предстоящих выборов мэра Сочи.

Сочинская история олицетворяет всю нынешнюю систему «выборов»: мощный административный ресурс у кандидата правящего режима (давление на избирателей-бюджетников, телевизионная пропаганда, массовое досрочное голосование, снятие с дистанции конкурентов) и откровенная травля кандидата оппозиции (отказ в доступе к СМИ, конфискация агитматериалов, провокации и потоки санкционированного сверху «черного пиара»). Но в случае Сочи есть и важное отличие: на этот раз у оппозиции есть реальные шансы. Социологические опросы указывают на вероятность второго тура с участием кандидата власти и кандидата демократов, исход которого вовсе не предопределен. Неудивительно, что и для Кремля, и для оппозиции сочинские выборы приобрели общефедеральное значение; как подчеркивают в своем обращении члены Политического комитета РОДП «Яблоко» Сергей Ковалев и Виктор Шейнис, «победа демократического кандидата на выборах в Сочи и даже одно только голосование за него значительного числа избирателей может стать сигналом для всей страны: в российском обществе существуют и консолидируются силы, противостоящие административному беспределу, циничному попранию прав и интересов граждан, извращению сути избирательного процесса, расползанию режима “управляемой демократии”».

Ответить на обращение федеральных «яблочников» решил глава кубанской партячейки Владимир Рахно. Не найдя контраргументов по существу, оппонент Ковалева и Шейниса выбрал проверенный способ — личные нападки. По мнению господина Рахно, кандидат в мэры Сочи от демократических сил Борис Немцов — «несерьезный, страдающий хлестаковщиной, поверхностный и крайне непопулярный политик». О вкусах, как известно, не спорят: заимствование лексики из пропагандистского арсенала шевченок-пушковых-павловских (для пущей убедительности можно было добавить к характеристике «шакалящий у иностранных посольств») останется на совести господина Рахно. Но помимо личных оскорблений в послании краснодарского активиста содержатся и очевидные передергивания фактов, которые нельзя оставить без ответа.

«Будучи избранным при массированной поддержке Ельцина губернатором Нижегородской области, он очень скоро бросил область и переехал в Москву», — пишет о Немцове Владимир Рахно. Борис Немцов возглавлял область почти 6 лет — с 1991 по 1997 год. Избран на эту должность (после назначения в 1991-м) он был в декабре 1995 года в первом же туре с результатом 58,9% голосов. Сложно сказать, что именно имел в виду господин Рахно под словами о «массированной поддержке Ельцина», но рейтинг президента в то время колебался в районе 6%, и поддержка с его стороны стала бы черной меткой для любого кандидата. Голосуя за Бориса Немцова, нижегородцы выражали свою поддержку губернатору, который в непростые 1990-е вывел свою область с 70-го на 7-е место в стране по социально-экономическому развитию, построил 3 тысячи километров новых дорог и 150 мостов, газифицировал 100 тысяч жилых домов, восстановил десятки разрушенных коммунистами храмов, возродил Нижегородскую ярмарку и открыл международный аэропорт. Воочию увидеть «нижегородское экономическое чудо» приезжали главы европейских правительств (Джон Мейджор, Ален Жюппе) и баронесса Маргарет Тэтчер. Уже на исходе «проклятых девяностых», в декабре 1999-го, в разгар парализовавшей страну военной истерии и активной раскрутки партии Березовского-Путина «Единство», нижегородцы избрали Бориса Немцова своим депутатом в Государственную думу по одномандатному округу. Кстати — так же, как и на выборах в Совет Федерации в 1993-м и на выборах губернатора в 1995-м – при поддержке Объединения «Яблоко».

К слову, как члену партии «Яблоко» господину Рахно следовало бы не очернять, а подчеркивать достижения первого нижегородского губернатора: ближайшим соратником Бориса Немцова и автором программы экономических реформ в Нижегородской области в начале 90-х был Григорий Явлинский. Вот что сказал сам Явлинский, комментируя назначение Бориса Немцова вице-премьером российского правительства в марте 1997 года: «Мое отношение к Немцову известно: я считаю его толковым человеком, думаю, что он не вор, работа ему предстоит очень непростая, поэтому желаю ему всего хорошего».

Работе Немцова в правительстве господин Рахно уделяет особое внимание: оказывается, это он несет ответственность за «обвал национальной валюты и дефолт в 1998 году». Даже оставляя за скобками тот факт, что пирамиду ГКО начали строить в 1993-м, то есть за четыре года до прихода Немцова в Кабинет министров, вряд ли можно всерьез отнестись к утверждению, что один человек, занимающий далеко не самый влиятельный пост вице-премьера, мог собственноручно обрушить национальную экономику. Другой вопрос, безусловно имеющий право на существование, – следовало ли нижегородскому губернатору изначально соглашаться на подобную роль в подобном правительстве? Точно знаю: сам Борис Немцов сегодня отвечает на этот вопрос отрицательно.

«Немцов активно поддержал в 1999 году войну в Чечне и назначение-избрание Путина президентом РФ в 2000 году», – продолжает лидер краснодарских «яблочников». А вот это уже, как говорил булгаковский персонаж, явный «случай так называемого вранья». На совещании руководства Союза правых сил в марте 2000 года в поддержку Владимира Путина высказались Сергей Кириенко, Анатолий Чубайс и Егор Гайдар. Борис Немцов и Ирина Хакамада отказались поддерживать преемника-чекиста и проголосовали на президентских выборах за Григория Явлинского. Что касается чеченской войны, то Немцов оппонировал как первой (миллион подписей, положенных на стол президенту Ельцину в январе 1996-го), так и второй военной авантюре: в сентябре 1999 года он публично выступил против проведения наземной операции, а в сентябре 2001-го призвал Путина к переговорам с Асланом Масхадовым, вызвав у режима истеричную реакцию.

Факты, как сказал классик, упрямая вещь. Заслонить их в глазах общества лживыми обвинениями можно лишь с помощью массированной «черной» пропаганды. Именно такую пропаганду сейчас ведут против Бориса Немцова федеральные и кубанские власти. Печально, что к этой кампании присоединился человек, причисляющий себя к Российской демократической партии «Яблоко».

Накануне парламентских «выборов» 2007 года ведущая радиостанции «Эхо Москвы» задала Григорию Явлинскому вопрос о его отношении к СПС. Беседа проходила через несколько дней после речи «национального лидера» в Лужниках — той самой, про «шакалящих у иностранных посольств» и «подучившихся у западных специалистов» сторонников «олигархического реванша».

«Наши принципиальные несогласия с СПС по ключевым вопросам политики хорошо известны, — ответил тогда Григорий Явлинский. — Но сегодня я не отвечаю на эти вопросы… потому что я не хочу участвовать в травле… В этом «Яблоко» не будет участвовать. Вот и все».

Так поступают не просто умные политики. Так поступают порядочные люди.

Автор — историк, публицист, член федерального политсовета движения «Солидарность»

Оригинал статьи — в «Ежедневном журнале»

Председатель краснодарского «Яблока» продолжил полемику, обубликовав ответ Владимиру Кара-Мурзе на сайте партии.