Борис Вишневский В этом году российские некоммерческие организации получат в качестве грантов «на развитие гражданского общества» 1,2 миллиарда рублей из федерального бюджета.

Гранты распределят по конкурсу, который будет проводить Общественная палата. «В связи с кризисом» выясняется, что «условия конкурса серьезно ужесточены». С пяти до двух месяцев сокращен срок подачи заявок на получение грантов (3 июля прием заявок будет завершен, 3 сентября — объявлены результаты конкурса), а приоритет будет отдан проектам, способным «смягчить последствия экономического кризиса для населения». В предшествующие два года денег на поддержку НКО выделяли больше — по 1,5 млрд рублей. Правда, как-то так получалось, что эти деньги доставались — конечно же, на конкурсных условиях — практически одним и тем же организациям.

Так, в 2008 году деньги получили АНО «Институт общественного проектирования», Международный гуманитарный общественный фонд «Знание», Некоммерческое партнерство «Независимая организация «В поддержку гражданского общества», Общероссийская общественная организация «Лига здоровья нации», Общероссийский общественный фонд «Национальный благотворительный фонд», Фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб». Прямо скажем, не самые известные структуры гражданского общества. Институт общественного проектирования, возглавляемый одним верноподданных персонажей российской политики — главным редактором журнала «Эксперт» Валерием Фадеевым, известен, например, конкурсом грантов для аспирантов, который по-простому объявлен совместным с партией «Единая Россия». Среди тем «Модернизация в условиях демократии», «Правящая партия сегодня — какой она должна быть», «Какой должна быть структура российского общества через 50 лет»… Размер обещанных грантов — от 250 000 руб. Надо ли это понимать так, что сперва из бюджета выделяют деньги указанному институту, а потом «Единая Россия» на эти деньги организует о себе как о правящей партии научные исследования?

Полагать, что в этом году принцип распределения денег изменится — при том, что конкурс проводит известная своей независимостью от власти Общественная палата, — нет решительно никаких оснований. Значит, скорее всего, деньги получат придворные организации, и, само собой, не получат действительно независимые. А если последние попытаются получить гранты на Западе, немедленно будут объявлены пособниками и наймитами.

Так, в Петербурге недавно имел место громкий скандал: начальник ГУВД генерал-лейтенант Владислав Пиотровский заявил, что в городе «ожидается активизация деятельности правозащитных и общественных организаций, через которые иностранными спецслужбами финансируется экстремистская деятельность». А затем на настоятельную просьбу огласить список этих «нехороших» организаций устами начальника своей пресс-службы заявил, что таких слов вообще не произносилось! Видимо, у журналистов, которые это слышали, а затем и передали, была коллективная галлюцинация…

По мнению исполнительного директора петербургского центра «Стратегия» Михаила Горного, существует две модели взаимодействия власти и НКО. Одна — так называемая «патрон-клиентская»: НКО просят власть о поддержке, получают ее и расплачиваются за это лояльностью к власти. Другая — та, которая принята в демократических странах, — модель «социального партнерства», предполагающая равноправие.

Сегодня, к сожалению, в России, точнее, в большинстве ее регионов, существует первая модель. При этом лояльность надо проявить авансом, до получения грантов. Не потому ли правозащитные организации, независимые от власти, почти не предпринимают попыток получить эти гранты? Да и условия работы НКО после принятия в 2006 году «драконовских» поправок к соответствующему закону оставляют желать лучшего.

Сейчас, правда, после встречи Дмитрия Медведева с представителями Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, где президент обещал, что законодательство об НКО будет скорректировано, создана рабочая группа для «либерализации закона о некоммерческих организациях». Определен и главный «либерализатор» — группа будет работать под руководством первого замглавы президентской администрации Владислав Сурков. Говорят, что регистрирующий орган лишат права требовать от НКО документы сверх тех, что указаны в законе, исчезнет ряд требований к оформлению регистрационных бумаг, уберут норму, разрешающую отказывать иностранной НКО в регистрации из-за того, что ее деятельность угрожает национальной самобытности и культурному наследию.

Спору нет: если закон об НКО хоть немного улучшат, это будет пусть и небольшой, но полезный шаг, но, тем не менее, не меняющий сути государственной политики в области НКО, когда власть видит в гражданском обществе в лучшем случае досадную помеху, а в худшем — «враждебные силы», препятствующие ей, знающей, «как надо», проводить в жизнь свои мудрые решения. И никаких попыток влиять на эти решения власть не терпит — в ответ, как правило, следует окрик в стиле «не дело, мол, холопов обсуждать барские приказы».

Опять же, в Петербурге наиболее активные НКО, которые занимаются защитой прав граждан, организацией сопротивления «уплотнительной застройке», защитой исторического центра города, проходят в Смольном как «враги», ставящие губернатору палки в колеса, и мешающие реализовывать «амбициозные проекты». Зачем далеко ходить? Еще в прошлогоднем послании к Законодательному собранию Валентина Матвиенко называла тех, кто выражал беспокойство разрушением уникального облика Петербурга, «крикливыми защитниками исторического центра». В нынешнем году, правда, таких слов уже не прозвучало. Губернатор, напротив, клялась в верности историческому наследию, называя его сохранение «императивом». Но кто знает, что будет в году следующем?

Борис Вишневский для Каспаров.ру